четверг, 2 января 2014 г.

Вера

В очередной раз убеждаюсь, что сторониться обожаемого многими - это как минимум глупо. Во-первых потому что то, что популярно в моём окружении, по-умолчанию не может быть бессмысленным. Я не говорю о том, хорошее это или нет, но если это имеет свой смысл - то значит эта вещь не спроста. Но говорить так о Вере Полозковой  не совсем верно. Она не только наполнена смыслом и в общем плане и для моего субъективного "я", но и несомненно хороша во всех отношениях. Я снова влюбляюсь и терзаю себя изнутри своими же мыслями в написании Веры.

Вот был город как город, а стал затопленный батискаф,
Словно все тебя бросили, так и не разыскав,
Пожила, а теперь висишь как пустой рукав
У калеки-мальчика в переходе.

Да никто к тебе не приедет, себе не лги.
У него поезд в Бруклин, а у тебя долги,
И пальцы дрожат застегивать сапоги
Хоть и неясно, с чего бы вроде.

Дело не в нем, это вечный твой дефицит тепла,
Стоит обнять, как пошла-поехала-поплыла,
Только он же скала, у него поважней дела,
Чем с тобой тетешкаться, лупоглазой;

То была ведь огнеупорная, как графит,
А теперь врубили внутри огромный такой софит,
И нутро просвечивает нелепо, и кровь кипит,
Словно Кто-то заходит, смотрит и возопит:
«Эй, ты что тут разлегся, Лазарь?..»

Полно, деточка, не ломай о него ногтей.
Поживи для себя, поправься, разбогатей,
А потом найди себе там кого-нибудь без затей,
Чтоб варить ему щи и рожать от него детей,
А как все это вспомнишь – сплевывать и креститься.

Мол, был месяц, когда врубило под тыщу вольт,
Такой мальчик был серафический, чайльд-гарольд,
Так и гладишь карманы с целью нащупать кольт,
Чтоб когда он приедет,
было чем
угоститься.

Комментариев нет:

Отправить комментарий