вторник, 3 января 2017 г.

"Я тебе конечно верю, это наш с тобой секрет (н̶е̶т)"

Не веришь, когда говорят, что человек непрост, ведь для тебя он прост как две копейки. Не веришь, когда говорят, что человек отводит глаза, ведь в твои он всегда смотрит так пристально. Не веришь, когда слышишь "я не люблю тебя больше", ведь это так клятвенно уверялось не раз. Не веришь, когда узнаёшь, что тебя легко заменить, ведь казалось, что ты и есть "всё". Не веришь, когда узнаёшь, что все твои секреты и темные уголки раздариваются всем подряд, ведь когда-то казалось, что доверие - это самое ценное, что можно попросить и отдать.
Но время срывает маски и обнажает сердца. Мне ни за что не стыдно и не о чем сожалеть. Все выводы запустили неизбежный механизм изменений, ведь боль - это единственный способ измениться. Нет ненависти, нет злости, но и любви совсем не осталось. Лишь странное послевкусие разочарования. "Почему они могут болеть за одну футбольную команду всю жизнь, но не могут всю жизнь любить одну женщину?" 
Мы разные, мы другие, мы на разных планетах и это неизбежный факт. Нет смысла оправдываться, искать обходные пути, вымаливать любовь. Я не просила этой любви, как вообще можно её просить? Я принимала его таким, какой он есть: небогатый, неидеальный, невысокий, неспортивный, боящийся высоты, темноты, глубины. Была счастлива в жалкой комнатушке со скрипящими полами, стонами за стеной, холодными окнами, отклеивающимися обоями, была счастлива готовить пироги в старой духовке, среди горы немытой соседской посуды, нежно прижиматься друг к другу в обшарпанной ванне с ржавой водой. Ездить на съёмки по два часа с пересадками, покупать дешевые продукты в Ашане, не ходить в кино и кафе, копить на поездки, работая на трех работах, лишь бы не сидеть на шее у родителей и у него в первую очередь. Принимать мысль о том, что нам не светит собственное жильё в ближайшее будущее, принимать мысль о том, что ему нужно работать, а значит мы не поедем летом на море, принимать,принимать,принимать... 
Но в конечном счёте тебя ведь всё равно сделают последней сволочью, манипулятором, истеричкой, нахлебницей, меркантильной лентяйкой. И как ты не плачь, не вымаливай хоть капельку любви и прощения, не мечись из угла в угол, не проси внимания, всё в пустую. Тебе не прощают ни-че-го. 
Тебе припомнят все слова сказанные не со злости, а с отчаяния, все скандалы не из ненависти, а из разочарования, все твои ошибки, все промашки, наблюдая за твоими мучениями с высоты. 
У медали всегда две стороны, а у меня и поболее, кажется. Я далеко не идеальная, я как шершавая поверхность, о которую так просто засадить занозу. Я эгоистка, привыкшая, когда всё идёт по-моему, я не имею терпения, могу наговорить грубостей, если меня задеть, могу вывернуть душу наизнанку, даже если меня не просят. Но я никогда не играю, никогда не говорю за глазами, если мне не нравится человек - я не подхожу к нему, не стараюсь улыбаться ему, я всего лишь стараюсь стать лучше, вырастить в себе человека, настоящего, сильного, несокрушимого, но при этом доброго, честного и отзывчивого. 
Но кто поверит? И кому поверить? Если тот, кому ты доверяла - раздаёт твоё доверие налево и направо. 

воскресенье, 4 декабря 2016 г.

Maybe faith? I don't know

Жизнь вовсе не прямолинейна, как кажется. Мы думаем, что нас несёт по крутому течению и только прямо-прямо-прямо. Но на самом то деле, мы вертимся по спирали, лишь изредка успевая вписываться в повороты. Наша жизнь - громадный горный серпантин. И стоит лишь немного превысить скорость - нас сбрасывает на дорогу пониже. Но каково это - начать движение с новыми мыслями, со знанием, что впереди такая красота, впереди более густые облака, более чистый воздух, более яркое небо. И вот и начинаешь снова гнать, лишь бы снова оказаться в том удивительном "будущем". Но как бы нас не измотала дорога, как бы не отбрасывала нас назад, важно замечать знаки, чувствовать их сердцем, не слушать чужих советов, дарить любовь, принимать любовь, жить по совести, ошибаться и становиться лучше и главное, быть счастливым. Без счастья - любая дорога теряет смысл. Я это чувствую глубоко внутри, покрываясь мурашками и прикрывая дрожащие ресницы, это связывает нас на расстоянии, это наполняет нас и опустошает одновременно, это счастье и великое горе. И нет сил даже на миг ослабить ладонь, нет сил отвернуться и сказать "прощай". Потому что эта спираль одна на двоих, как сцепленная днк, и чтобы разорвать её - придётся разорвать себя. А кто мы друг без друга? 

четверг, 11 августа 2016 г.

Can you save my heavydirtysoul?

Ты можешь купить сколь угодно новых платьев, записаться в тренажерный зал, купить билеты в путешествие, а потом всё равно сидеть в ванной на полу и рыдать. И не понимать в какой момент всё пошло ко дну, в какой момент "Я тебя люблю" перестало возвращаться в ответ, в какой день рука в руке перестала быть самым желанным объектом, в какую минуту один поезд на двоих перестал соединять наши дни, в какую секунду он отпустил мою руку? Хочется вернуться в прошлое, обнять, как можно крепче и сказать, что мы справимся, что у слова "мы" еще миллионы повторений и что нет ничего сильнее, чем эти две буквы. Хочется снова связать друг друга наушниками в поезде, везущими нас далеко от дома и проговорить всю ночь, сказать всё, что накопилось в голове, что выливалась строчками в блокнот. Хочется посмотреть пристально в глаза и спросить: " А чего ты хочешь сам?" Хотя раз спросить это простое предложение. Хотя раз заглянуть в эту глубокую душу. Хоть раз вернуться в то тёплоенашекоммунальное. Но ты сидишь на полу в ванной, роняя слёзы над айпадом и набирая текст трясущимися пальцами. "А может не тот? А может забудется?" - пытаешься внушить себе, но всё в тебе отторгает эту мысль, как опасную инфекцию, каждая клеточка противится этим словам. И ни один день впереди не радует, и ничего уже не ждёшь. Если бы только можно было хоть что-то исправить, хотя бы заслужить небольшой намёк на спасение, увидеть ту искру света в конце. Ради этого света хочется всё отдать, потерять себя или наоборот стать своей лучшей версией. Хочется стоять на коленях и молить о спасении, как молится о воде тот, кто заблудился в пустыне. Боже, спаси меня, Боже, прости меня, Боже, сделай его счастливым.  

вторник, 23 июня 2015 г.

Глава прощальная

Никаких планов, мыслей, целей, ни-че-го. В голове пустота, а в горле засел комок обиды, выжимающий из глаз слёзы, самые горькие и трудные в жизни. А самое обидное, что рядом нет никого, кто сказал бы мне: "у тебя всё получится". Самый близкий человек предал меня своим равнодушием. А чего я вообще хотела от человека, который даже не слышит моих слов, забывает мои просьбы, а когда я хочу услышать банальные слова поддержки, я слышу раздражающее молчание. Я не хочу видеть завтрашний день. Тем более вместе. Надо отпускать ненужных и не твоих людей. Но самое тяжелое, что я не знаю, кто мой человек. Чувствую, что могу дышать глубже, смеяться громче, мыслить ярче. Но такое ощущение, что я застряла в своей клетке, что не могу взмахнуть крыльями. Куда лететь, где моё небо, мой океан, моя единственная любовь в жизни, моё Я. Хочется закрыть глаза и ничего больше не видеть. Всё самое лучшее я потеряла. Всё самое лучшее я пережила. Где же взять силы и двигаться вперед? Я не могу так больше. Когда человек идёт по своему пути, то всё ему благоволит. Мне же везде встречаются лишь преграды. Ничего не складывается в общую картину. Где ждёшь поддержки, получаешь лишь молчание и равнодушие. Вот такая она, взрослая жизнь. И я не знаю есть ли мне в ней место.

вторник, 24 марта 2015 г.

What you waiting for?

Доброе утро, говоришь ты себе и этому городу, жить в котором уже давно надоело. Одеваешься, идёшь по привычному маршруту, отвлекаешь себя пустыми разговорами по телефону. А потом резко сбрасываешь звонок и замедляешь шаг. Смотришь на это солнце, которое всё еще неспешно встает, на людей, спешащих по своим делам, на эту улицу, по которой ходила сотни раз, и в голове появляются все те диалоги, которые довелось вести на этом пути. С улыбкой вспоминаешь те беззаботные весенние дни, когда после пар идешь к Детскому Миру, а потом гуляешь до самого заката, непременно берешь с собой фотоаппарат, фотографируешь всё вокруг, людей, первые ростки, дома, которых сейчас уже и нет. и конечно же того самого человека, о котором всегда стараешься не вспоминать. Кажется я начинаю понимать, от чего люди живут воспоминаниями. Когда каждый день похож на предыдущий, то единственно интересным и значимым кажется то, что происходило с тобой раньше. Так-называемые-фильмы-про-тебя. И Господи, как они прекрасны. Я уверена, что необходимо бороться с серостью дней. Надо брать себя за шкирку привычек и буквально вытряхивать из себя всю пыль, скуку, серость и обыденность. Нельзя ни к чему привыкать в плохом смысле этого слова, нельзя позволять себе скучать, нельзя допускать, чтобы твой мозг довольствовался только прекрасным прошлым. Нет-нет, я уверена, что скоро всё это закончится, что мир осветится прекрасным золотым, зацветет белоснежным цветом и подует теплым майским ветром по оголенным ногам. И тогда наступит то безграничное, то долгожданное, то движущее желание жить. То, чем я так гордилась в себе. То что, дает мне силы сочинять мечты и верить в сказки. И я очень жду тебя, счастье. Нельзя так надолго покидать меня. Я очень соскучилась.

суббота, 3 января 2015 г.

Если да

Если да, тогда все звёзды в твоих руках
Тогда все улицы в облаках именем твоим
Если да, мы не расстанемся никогда,
Мы будем с тобой всегда

И вот приспичило же мне послушать на кофейно-бессонную голову Мачете. И вот я уже думаю о том, моё ли это. Я вот подумала сейчас, а была ли вообще романтика? Были ли те странно-сумасшедшие поступки, которыми я ранее измеряла любовь? Танцы под дождём, валяние в снегу, драки картошкой фри, залазы на крышу, купание голышом, бесконечные прогулки по ночному городу? да, было удобно, красиво, местами идеально. были букеты, подарки, ювелирка, путешествия. но чёрт возьми, об этом ли я мечтала в 16 лет? Скажи мне это тогда, я бы посмеялась и ответила, что мне и даром не нужна такая банальщина. Вспомню ли я через пару лет эти букеты? Да ничего подобного, я помню милые открыточки, корявые стихи, крыши, кеды, прогулки до утра, побеги из дома. Вот это было искренне! Вот в этом было счастье.. Пишу так, как стареющие люди говорят, про своё прошедшее время: "вот раньше было лучше". Кристина, тебе всегда всё будет не то. Всё всегда было лучше. Но я не могу забыть эту молодость, я смотрю эти клипы, песни, и не понимаю, что со мной случилось. Мне скучно, черт возьми, как же мне скучно! Мне хочется сорваться и убежать. Мне хочется залезть на крышу и проболтать всю ночь. Писать стихи и читать их голосом Ахматовой. Хочется свесить ноги из окна и думать о том, как красиво небо и как приятен воздух. Бежать по набережной и купаться в снегу. Играть в снежки и петь под гитару. Радоваться заработанной тысяче и тратить на сумасшедшие безделушки. Ходить на странные концерты и на странных поэтов.
Ау, очнись, девочка, тебе вовсе не 16! семья, дети, квартиры, машины, работа - вот твои цели. 

вторник, 4 ноября 2014 г.

Ex-"brother"

Желала бы я прочитать все мысли своего собеседника? Как мечтал Ник разрезать черепную коробку Эми, чтобы понять, что творится в её умно-сумасшедшей голове. Да, я бы мечтала. Иногда думаешь, что знаешь человека чуть ли не всю жизнь, но не угадаешь и 40% его мыслей. Смотрю на фотографии того человека, который так недавно был мне настолько дорог, что казалось, что ничего другого и не может быть, и замечаю в тех глазах то, что не видела никогда. Легкая грусть, заметная на каждой фотографии, даже там где он улыбается. Возможно даже не осознанная, но такая явная, что не может быть и мысли о том, что мне кажется. Я закрываю глаза и стараюсь вспомнить портрет. И первое, что вспоминается это те грустно-добрые глаза. Грустно-мудрые, грустно-честные, грустно-безразличные, грустно-отчаявшиеся глаза. Была ли я причиной тому? Думаю, что более чем. Всё наше формирование скрутилось тогда в одну спираль "общих взглядов". Если послушать нас раздельно, а потом сравнить, то можно было подумать, что мы брат и сестра. Возможна наша внешняя схожесть этим и обусловлена. Мы были друг другом на 90%. То, что я ненавидела в нём, я скрывала в себе, то что я в нём любила, я взращивала и в себе. Даже эти грустные глаза отражаются и во мне, я вижу их каждый день, когда смотрю в зеркало. Иногда мне кажется, что я смотрю не на себя, а на него. И будто бы отражение сейчас перестанет быть застывшим и улыбнется мне краешком губ. Я до сих пор разговариваю его-моими словами, до сих пор одеваюсь так, как ему-мне нравилось, смотрю фильмы, которые он-я посмотрели бы. Словно во мне сидит фантомная память о брате близнеце.